Как я воспринимаю, представляю и понимаю изменения

Мне всегда очень непросто воспринимать отношение клиента к самому себе как к материалу. Как будто он (она) это пластилин или конструктор "Лего", из которого можно сделать все, что угодно. "Мне не нравится в себе...", "Я хотела бы поменять...", "Мне мешает..." и тд. Причем, все, что "некрасиво", "не подходит", "портит мои отношения", как правило, без суда и следствия, приговаривается к немедленному уничтожению. Для меня это все равно что: "Какой-то палец у меня неправильный, дай-ка я его оторву и выброшу, а вместо него прицеплю что-нибудь другое, получше!". И никого почему-то не беспокоит, что рана на месте отломанного пальца будет кровоточить, что вполне вероятно заражение, что "другое" может элементарно не прижиться, что отрывать от себя куски это больно в конце концов! И мне тоже больно и обидно за клиента, за ту его часть, которая критикуется, ломается и преобразуется в "нечто прекрасное". Это непрекращающееся воспитание, но уже не во внешнем плане, где есть взрослый и ребенок, а во внутреннем. Причем, воспитание жестокое, не признающее индивидуальности, права отличаться, проявляться так, как хочется. И чаще всего клиент приходит ко мне для того, чтобы я стала участником этого процесса, помогла ему (ей) переделать себя. Признаюсь, несмотря на все возмущение происходящим, этот запрос мне очень понятен. Я тоже пришла в психологию за такой помощью. Мне хотелось быть другой, лучше, чем я есть. Чтобы окружающие оставались рядом, любили и принимали меня. Чтобы иметь возможность самой себя принять и полюбить. И я достаточно долго шла этой дорогой. Может быть поэтому так безошибочно узнаю ее, может поэтому так переживаю за клиента, твердо решившего по ней идти. 

Наверно, мои взгляды на цели терапии сейчас близки к тому, о чем пишет друг и единомышленник Фрица Перлза Арнольд Бейссер в своей статье "Парадоксальная теория изменений":
"...изменение происходит тогда, когда некто становится тем , кто он есть, но не тогда, когда он пытается стать тем кем он не является. Изменение происходит не в результате принудительных попыток индивида измениться или другого лица изменить его, оно происходит в том случае, если индивид затрачивает время и усилия на то, чтобы быть тем, кто он есть - т.е. быть полностью вовлеченным в свое текущее положение".
Гештальт-терапевт отказывается от роли "изменятеля" в пользу другой стратегии, которая заключается в том, что терапевт поддерживает, и даже настаивает, на том, чтобы пациент был там, где он есть и тем, чем он является. Он верит, что изменение не случится в результате "старания", принудительного усилия или убеждения, либо в результате инсайта, интерпретации, или любого другого подобного средства. Наиболее вероятно, что изменение может произойти, когда пациент отказывается, по крайней мере на секунду, от желания стать другим и старается быть тем, кто он есть. Предпосылка изменения заключается в том, что пациент должен находиться в точно определенном месте для того, чтобы иметь твердую опору, позволяющую ему двигаться, потому что без такой опоры двигаться трудно или невозможно.
Человек, приходящий к терапевту с целью достичь изменения, находится в конфликте, по крайней мере с двумя противоборствующими силами. Он находится в постоянном метании между тем, кем он "должен быть" и тем, что он думает по поводу того, кем он "является", никогда полностью не идентифицируясь ни с одной из этих сторон. Гештальт-терапевт предлагает пациенту полностью проживать эти роли в текущий момент времени. От любой роли, с которой он начинает иметь дело, пациент вскоре перейдет к другой. Гештальт-терапевт предлагает ему просто быть тем, что он есть в данный момент".

Именно этот путь я предлагаю своим клиентам, этот путь я предлагаю себе.

Сайт создан на Setup.ru Создать сайт бесплатно